Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дерзновение

Иже во святых Отец наш Варсонифий Великий говорил как бы о другом, а в сущности о себе: "вем человека о Христе, в нынешния времена и на сем благословенном месте живущаго, который именем Владыки своего Иисуса Христа может творит чудеса, не менее Апостольских: исцелять всякия неисцельные недуги, отворить и затворить Небо, и даже мертвых воскрешать, но не употребляет сей власти по смирению". https://lektsia.com/11x91c.html

Еще можно припомнить и Апостола Павла, говорившего о себе со стороны, как о деостигшем третьего неба...

А герой книги "На горах Кавказа" говорит: "Господа Иисуса стяжал сердцу своему, а в Нем, без сомнения, и вечную жизнь".

О книге "Смысл православной культуры"


Стал я далее читать "Смысл православной культуры".

Пушкин, как говорит отец Василий Зеньковский о глубоком не писал. Гоголь искал справедливости (он был еще в 4-летнем возрасте поражен идеей Апокалипсиса). Тургенев имел слабую и нецерковную веру, Достоевский позволял в рамках своего литературного метода на страницах своих книг восставать героям против Бога, там еще Бердяев у него в последующих главах...

Читаю и думаю, что за православная культура такая получается, вроде того: Это православная культура, я вам точно говорю! Просто авторы не так сели и не туда посмотрели. Точно, точно, культура! православная! ну немного не церковная, немного отвлеченная от Таинств, от Сына Божия, но точно православная! - что-то в таком роде, прости Господи.

Хотя идеи конечно интересные - к пример о воцерковлении культуры.

"Высшая трезвость разума" Гоголя

По моему прот.пресв. Василий Зеньковский в книге "Смысл православной культуры" напрасно пишет о религиозном типе Гоголя как о протестантском. Литературная деятельность - да. А личная жизнь - другое.

Заметим тут же, что по своему религиозному типу Гоголь вовсе не тяготел к богословскому содержанию христианства, ни даже к чудесному раскрытию его в богослужении, в иконах, в храмостроительстве. Религиозный тип Гоголя ярче всего сказался в позднейшем его лозунге, что мы приходим в мир для борьбы за правду; Гоголь попрекнул даже горячо им любимого Пушкина за его чисто эстетическую созерцательность.
https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Zenkovskij/n-v-gogol/3

"Мы приходим в мир для борьбы за правду", укорение Пушкина за "эстетическую созерцательность" - это все понятно, но так ли это признаки глубоко внутренней религиозной жизни писателя?

Почему так сказано о Пушкине? Как оказалось, Пушкин в своей лирике не проговорился про свой предмет любви, а хвалился только своими эротическими победами. Не было творчество Пушкина связано с глубокой религиозной жизнью.

Религиозная же романтика Гоголя заключалась в его мечтах о возможности духовного перерождения самых пустых, огрубевших, духовно одичавших душ. На это были направлены его усилия "высшей трезвости разума" - то есть вполне осознаваемые, вполне рассчитанные усилия.

«Поэма» о «Москве — третьем Риме»

вся эта удивительная «поэма» о «Москве — третьем Риме» — все это цветы утопизма в плане теократическом, все это росло из страстной жажды приблизиться к воплощению Царствия Божия на земле. Это был некий удивительный миф, выраставший из потребности сочетать небесное и земное, божественное и человеческое в конкретной реальности.
https://www.litmir.me/br/?b=131981&p=8

Думаю, чего это протопресвитер Василий Зеньковский так недоверчиво относится к Третьему Риму?
Читаю: жил и работал в Париже.

Причем он это пишет на волне своей идеи о том, что русская философия - религиозная философия.

Открытие свинцовых книг и комсомольская неправда



Открытие этих книг стало поводом для очередной волны идиотизма. Уже пишут, что они круче Евангелий, которые были написаны "спустя сотни лет после Христа".

Сотни лет для написания Евангелий нужны только тем, кто не признает, что Церковь существовала сразу после прихода Спасителя. Для нормальных же людей понятно, что если многочисленные общины существовали, у них были епископы - Церкви были в Риме, в Коринфе, в Галате, Ефесе,Филиппах, Колоссах, Фесалониках, и мн др - так вот для нормальных людей понятно, что всем этим верующим уже в первом веке нужны били Писания. И они их получили. Все книги Нового Завета были написаны в течении 1-го века, а уже со второго века, кто хоть немного знает про существование мужей апостольских и апологетов, те уже могут сказать, что эти мужи апостольские и аплогеты со второго века ссылались на уже написанные Евангелия.

Для совсем больных на голову "учоных" существует фрагмент Муратори, который был написан не позднее 170 года, со списком! (каноном!) написанных книг Нового Завета.

Дикая необразованность.

Удивляюсь, насколько же бодрят новые открытия служителей тьмы и просто идиотов. Пишут так же, что Христос хотел восстановить храм Соломона!

То есть а существующего храма Ему было мало что ли? Или историги забыли, что храм был разрушен уже после Христа?

Эти замечательные историги трудятся в газете Комсомольская правда. http://www.nsk.kp.ru/daily/26614.4/3631603/

Искандер принял православие

Поэт Тамара Жирмунская (кстати, написавшая предисловие к их совместной книге) в свое время познакомила семью Искандеров с отцом Александром Менем. Фазиль Искандер и Александр Мень вели богословские беседы, и, по ощущению Антонины Михайловны, писатель был уже в шаге от того, чтобы креститься у отца Александра. И вдруг Меня убивают. Крестился Фазиль Искандер только спустя десяток лет после его гибели. Но сына Фазиля Абдуловича и Антонины Михайловны успел крестить Мень.

+ Упокой Господи душу усопшего раба Твоего.

Сколько раз упоминается число 7 в книге Откровений св. Иоанна Богослова?

Был такой вопрос в контрольной по Библейской истории. Ответ: 41. Сам не считал. Всесведующий и-нет сообщил.



О самой книге - пророческой и Новозаветной: http://azbyka.ru/ivliev/chislovaya_simvolika_v_knige_otkroveniya_ioanna-all.shtml

К примеру, о структуре Откровения:

Несколько слов следует сказать о структуре и содержании книги. И то, и другое в самом кратком виде отражено уже в самых первых ее стихах: «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел» (1,1-2). Здесь мы видим некую «цепочку откровения»: Бог – Иисус Христос – Ангел – Иоанн – рабы Божии. Эта цепочка разворачивается в первых 10-и главах книги. Конечная цель откровения – «рабы Божии». Так здесь названы христиане. Выражение «раб Божий» – почетное наименование ветхозаветных пророков. Так, например, в книге Амоса (3,7) говорится, что Бог открывает тайны «рабам Своим, пророкам». В книге Откровения особо подчеркивается пророческая роль Церкви в истории. Поэтому в известном смысле каждый христианин – пророк. Только под пророчествами не следует понимать предсказания. Библейские пророки – не столько провидцы, сколько выразители воли Божией. Только в 5-ой главе Бог вручает откровение Иисусу Христу. Это откровение Иисус Христос вручает Ангелу. Сам Иисус говорит в конце книги: «Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать сие в церквах» (22,16). (Следует сказать, что такие переклички начала и конца, симметрия в расположении материала и даже отдельных слов и высказываний, очень характерна для этого сочинения). Только в 10-ой главе Ангел передаёт откровение Иоанну, который, в свою очередь, излагает его нам, начиная только с 11-ой главы. Собственно Откровение для читателей начинается только в 11-ой главе. Это необычно и, как правило, не учитывается.

Создатель дал роду человеческому две книги.

Это слова обычно приводят, когда хотят подчеркнуть, что наука и религия имеет разные задачи.

М. Ломоносову принадлежат замечательные слова: «Создатель дал роду человеческому две книги. Первая – видимый мир... Вторая книга – Священное Писание... Обе обще удостоверяют нас не токмо в бытии Божием, но и в несказанных нам Его благодеяниях. Грех всевать между ними плевелы и раздоры». Наука и религия «в распрю прийти не могут... разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду восклеплет».



Во многом Ломоносов был родственной душой для своих современников – французских и немецких просветителей. Как и они, он стремился к познанию материального мира, видел в развитии просвещения ключ к исправлению нравов. Но при этом русский просветитель понимал, что есть и другое измерение бытия, которое невозможно усовершенствовать лабораторными экспериментами.

Религиозность Ломоносова подчас объясняют его происхождением.

Тютчев:

Он, умирая, сомневался,
Зловещей думою томим…
Но Бог недаром в нем сказался –
Бог верен избранным Своим…
<…>
Да, велико его значенье –
Он, верный Русскому уму,
Завоевал нам Просвещенье,
Не нас поработил ему,-